Береговые батареи Дальнего Востока России
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

УДК 94(470):623.1/3

 

С.В. Киреев

 

ПОСЛЕДНИЙ РУБЕЖ: БЕРЕГОВАЯ БАТАРЕЯ № 932

ДЕ-КАСТРИНСКОЙ ВОЕННО-МОРСКОЙ БАЗЫ[*]

(по материалам полевого исследования)[†].

 

Во времена правления императора Николая I, Российская империя приступила к практическому освоению своей дальневосточной окраины, что вызвало беспокойство не только у близкого соседа Китая, но и у европейских держав, прежде всего Англии. Не случайно, уже в начале Крымской войны союзники выделили значительную эскадру для уничтожения русских поселений на берегах Тихого океана. Как известно соединённая англо-французкая эскадра получила звонкую оплеуху от защитников Петропавловска-Камчатского. Однако одержанный успех вовсе не вскружил голову русскому командованию, было понятно, что очередное нападение понёсший потери гарнизон Петропавловска-Камчатского не выдержит. Было принято решение об эвакуации гарнизона и местных жителей. И здесь впервые на историческую сцену вышел залив Де-Кастри. Именно здесь укрылись русские корабли с эвакуированным гарнизоном и жителями Петропавловска-Камчатского. Русские корабли были обнаружены и заблокированы эскадрой союзников. Однако воспользовавшись сильным туманом русские корабли выскользнули из залива и по Татарскому проливу ушли на север в пост Николаевск-на-Амуре. Так как союзники обладали устаревшими сведениями о том, что остров Сахалин это полуостров, то они бросились искать русские корабли на юге. Это позволило русским кораблям благополучно прийти в Николаевск-на-Амуре. Русское командование не могло рассчитывать, что вход в реку Амур будет вечной тайной и потому приступило к созданию береговой обороны в Николаевске-на-Амуре. И хотя данная крепость не считалась первоклассной, тем не менее, на неё возлагалась серьёзная функция. Русское военное командование всерьёз опасалось, что в случае войны на дальневосточной окраине империи, ввиду слабости коммуникаций, враг (а под ним уже подразумевалась японская империя), может войти в реку Амур, и перебросив по ней нужное количество войск, ударить в тыл русским войскам защищающим Уссурийский край. Поражение русского флота в Цусимском сражении 14-15 мая 1905 г. вызвало опасение командования что, добившись окончательного господства на море, японцы не замедлят предпринять операции против Николаевска и залива Де-Кастри. Не веря, что Николаевск, располагавший в основном дерево-земляными укреплениями, а тем более Де-Кастри выдержат прямую атаку японских вооружённых сил, у села Малмыж в нижнем течении Амура, срочно приступили к созданию дерево-земляной укреплённой позиции с целью недопущения врага в направлении Хабаровска[1].

Однако оставался уязвимый пункт – залив Де-Кастри. Де-Кастри имеет выход на бассейн р. Амур, в районе озера Кизи. Залив Де-Кастри по своим глубинам, протяженности береговой черты, является удобным местом высадки морского десанта, который, захватив Де-Кастри, мог выйти к озеру, а через него к реке Амур. Затем, применив артиллерию, мины, легкие плавсредства, японские вооруженные силы могли перекрыть Амур. Таким образом, Николаевск-на-Амуре отрезался от остальной страны, и его взятие становилось делом времени. Таким образом, пришло осознание, что без надёжной защиты Де-Кастри, не может считаться надёжно обеспеченной оборона Николаевска-на-Амуре, а следовательно Де-Кастри нуждается в береговой обороне в виде береговых батарей, и в противодесантной обороне в виде ДОТов и артиллерийских капониров.

Решать эту задачу уже предстояло советским фортификаторам. Было принято решение строить береговые батареи как в Николаевске-на-Амуре, так и в Де-Кастри. С принятием руководством страны решения о возведении на реке Амур одного из крупнейших судостроительных, а затем и авиационного заводов (будущий Комсомольск-на-Амуре), задача усложнилась. Если до этого, военное руководство страны, как и царские генералы до них, полагало, что в случае преодоления противником Николаевской крепости, его можно будет перехватить на позиции у деревни Малмыж (там советские фортификаторы даже успели установить 152-мм береговую батарею на бетонных основаниях), то теперь, с возникновением нового индустриального центра ниже по течению, об отступлении к Малмыжу не могло быть и речи. Требовалась сдержать противника именно у Николаевска-на-Амуре, а следовательно было необходимо укреплять Де-Кастри.

Первые береговые батареи в Де-Кастри (№ 931, 932) были введены в строй в 1932 г., сначала на временных основаниях, буквально сразу началась их перестройка в капитальные[2]. Огневая позиция береговой батареи № 932 была расположена на мысе Ивана, расположенном на полуострове Клыкова. По своему расположению батарея не могла держать под обстрелом подходы к заливу Де-Кастри, но фланговым огнём могла простреливать весь вход в залив от северного до южного берега. Кроме того, северный берег залива обладает высокими и обрывистыми берегами, что затрудняет противнику высадку десанта на северную сторону, в то время как южный берег гораздо ниже и имеет несколько пляжей удобных для высадки десанта. Если бы десантные корабли противника направились бы к южному берегу для высадки десанта, то неминуемо должны были подставить корму под огонь данной батареи. Таким образом, можно предположить, что главной задачей батареи являлось защита внутреннего пространства залива.

Позиция батареи открытая, то есть просматривается со стороны моря. Батарея относится к типу облегченных. Расположение объектов батареи представляет смесь типовых и оригинальных решений: четыре орудийных дворика были расположены в один ряд. Расстояние между их центрами составляет 30 м, подобная линейность была вызвана имевшимся типом приборов системы управления огнем (система Гейслера), которая не могла учитывать разнос двориков в глубину или на неравные расстояния, это ограничивало варианты размещения орудийных двориков и командного поста, однако за неимением более современной системы управления огнём с этим неудобством приходилось мириться. Погреба боезапаса располагались необычно, их было четыре, в две линии. Первая линия была отнесена на расстояние 40 м. от центров орудийных двориков, вторая линия погребов была отнесена от первой ещё на 70 м., при этом первая и вторая линия были сдвинуты по фронту относительно друг друга, и при виде сверху получалась геометрическая фигура в виде неправильного ромба. Общепринятой практикой считалось наличие двух погребов из расчёта один погреб на два орудия, или погребов могло быть три: два расходных и один запасный. Нужно отметить, что подобная практика сложилась именно на береговых батареях Николаевска-на-Амуре и Де-Кастри. В частности такие же погреба и в таком же количестве получили береговые батареи № 941 и 942 в Николаевске-на-Амуре и № 931 и 50 (одну пару, вторая была заменена одним погребом повышенной ёмкости) в Де-Кастри[3]. На правом фланге батареи, на расстоянии примерно 67 м от первого орудийного дворика, расположен командный пост. Командный пост, орудийные дворики были связаны между собой кабелем, для передачи данных для стрельбы. Позади второй линии погребов на расстоянии 50-ти м. были распложены два газовых убежища. За левым флангом батареи находился артиллерийский городок со стандартным набором сооружений: дом начальствующего состава, казарма, овощехранилище, бассейн. Позиция батареи была обнесена забором из колючей проволоки.

Орудийный дворик выполнен в виде подковы:  полукруглый бетонный бруствер диаметром 6,93 м, высотой 0,88 м, толщиной 0,5 м. прикрывающий орудийную установку с фронта и флангов, при этом открытый с тыла. В центре дворика имеется цилиндрическое орудийное основание из бетона диаметром 4,88 м. в центре, которого имеется невысокая тумба в виде усечённого цилиндра, имеющего диаметр подошвы 1,86 м, высоту 0,15 м и диаметр верхней части тумбы 1,38 м. В центре тумбы заложены установочные болты толщиной 0,03 м. в количестве 22 единиц, по диаметру 0,965 м., посредством которых орудийная установка и крепится непосредственно к основанию. Необычно выполнен противопыльный тюфяк. Обычно он выполнялся в качестве отдельной детали примыкающей к брустверу с внешней стороны, на орудийных двориках батареи № 932 он выполнен заодно с бруствером, как одна деталь. Таким образом, его ширина составила 2,38 м., из которых 0,5 м. это толщина бруствера, так как тюфяк получил лёгкий наклон в сторону фронта, то его толщина стала переменной, от 0,44 до 0,30 м. Подобная конструкция усилила фронтальную защиту орудия, однако из-за неравномерного оседания почвы тюфяк стал перевешивать и в бруствере образовалась трещина. Больше данное техническое решение на береговых батареях Дальнего востока не повторялось. Между орудийным основанием и бруствером была залита бетонная стяжка, получившая позади орудия полукруглую ступеньку высотой 0,2 м. По флангам дворика, вполне стандартно, были сделаны две нише-погреба под боезапас шириной 1,33 м., глубиной 1,39 м., высотой 0,62 м. В передней части нише-погреба имели расширение для установки деревянных косяков для навешивания деревянных дверец обитых жестью, с креплением под замок. Нише-погреба имеют противооткольную одежду потолков из стальных двутавровых балок с вставками из котельного железа. В связи с тем, что состоящее на вооружении батареи орудийная установка не имела приборов управления стрельбой непосредственно на орудии, то для приборов в  правой стенке бруствера была выполнена ниша шириной 1,55 м., глубиной 0,11 м., высотой 0,77 м.

Батарея содержалась по штату № 41/617 согласно которому на её вооружении находилось 4 120-мм 50 калиберных орудия, пулемёты станковые счетверенные 2 штуки (речь идёт о комплексных пулемётных установках ПВО), винтовок 127 ед., пистолеты 13 ед., мортирки «Дьяконова» 4 ед. (прообраз современных подствольных гранатомётов), дальномер 4-х метровый 1 ед., дальномеров 0,7 м. для пулемётов 2 ед, буссолей БМТ 2 ед.

Главным вооружением из вышеприведённого списка, безусловно, являются 4 120-мм орудия системы Виккерса со стволом в 50 калибров. Пушка имеет довольно необычную историю: первоначально она была заказана английской фирме Виккерс Сухопутным ведомством и первая партия прибыла в Россию в начале 1905 года. Главным её отличием было наличие двух рядов болтов крепления к основанию, в истории они остались как пушки первой серии и служили наравне с орудиями более позднего выпуска. Затем производством пушек занимались как фирма Виккерс, так и Обуховский сталелитейный завод. Эти орудия получили название второй серии и отличались изменённым креплением, теперь был один ряд крепёжных болтов в количестве 22 штук расположенных по одному кругу. Русское морское командование видело эти пушки в качестве противоминных. Опыт Русско-японской войны показал, что пушками калибра 37-75-мм с одного выстрела остановить вражеский эскадренный миноносец не представляется возможным, нужна артсистема помощнее. Уже на заказанном в Англии броненосном крейсере «Рюрик» противоминный калибр составили 20 120-мм пушек Виккерса. Затем 64 пушки пошли в качестве противоминного калибра на русские дредноуты типа «Севастополь», по 16 единиц на 4 корабля. Эти пушки ставились в казематные установки с круглым щитом. Были ещё 32 пушки для установки в башни Амурских мониторов типа Шквал. Таким образом только за 1908-1917 года только ОСЗ сдал флоту 170 пушек и еще несколько единиц были доделаны   в 1921-1924 годах. В гражданскую войну казематный вариант орудия весьма широко устанавливался на бронепоездах, речных кораблях и береговых батареях[4]. После гражданской войны казематные установки остались на 3 дредноутах типа «Севастополь», всего 48 орудий, остальные были переданы армии, в частности 16 казематных орудий с выгоревшего дредноута «Полтава». В первую очередь орудия пошли на вооружение береговых батарей, но для этого пришлось провести их лёгкую модернизацию в плане усиления защиты. В корабельных условиях пушка ставилась в бронированный каземат, который и выполнял защитную функцию, броня на пушке сводилась к небольшому почти круглому щиту который обеспечивал защиту орудия в амбразуре каземата. Понятно, что подобная конструкция щита не могла обеспечить должную защиту при установке на берегу. Поэтому при установке  на берегу щит разгибали отводя его задние концы в стороны,  что давало дополнительную защиту с фронта, а сверху на ствол надевался дополнительный щиток прикрывавший пушку сверху[5]. На 22.06.1941 года Тихоокеанский флот располагал 11 пушками данной системы[6] из них 4 были установлены на береговой батарее № 932, кроме того за ней числились две запасные пушки. Пушки установленные на батарее имели № 105, 238, 221, 233, находившиеся на складе в качестве запасных № 172, 234[7]. Интересна служба пушки № 105, до 1918 года она числилась на линкоре «Полтава»[8], и таким образом в миниатюре повторила судьбу двух башен главного калибра этого линкора, ставшие главным калибром «Ворошиловской» батареи на острове Русском под Владивостоком, то есть судьба снова свела их уже на Тихоокеанском флоте.

Тело орудия состояло из внутренней трубы, скреплённой по всей длине тремя цилиндрами в один ряд, а с середины орудия кожухом. Казённая часть кожуха имела нарезку на которую навинчивался казённик. Затвор поршневой трёхтактный системы Виккерса с изменениями Обуховского завода. Заряжение раздельно картузное. Снаряды к орудию имели большую номенклатуру: фугасный образца 1911 года (полубронебойный) весом 28,97 кг., фугасный образца 1907 года весом 20,48 кг., фугасный с головным взрывателем образца 1907 года весом 23 кг., фугасный образца 1928 года (полубронебойный) весом 26,3 кг., осколочно-фугасный образца 1911 года весом 29 кг., шрапнельный (американского изготовления) весом 20,41 кг., осветительный и ныряющий. Угол вертикальной наводки составлял от -10 до + 20 градусов, угол горизонтальной наводки 360 градусов, скорострельность достигала 7 выстрелов в минуту, расчёт 10 человек. Дальность стрельбы фугасным снарядом обр. 1911 г. при угле возвышения ствола в 19,53 градуса достигала 13718 метров[9].

Погреба боезапаса являются типовыми: такие же погреба имели батареи № 941, 942 Николаевской-на-Амуре военно-морской базы, № 931 Де-Кастринской военно-морской базы, а впоследствии два таких же погреба получит береговая батарея № 50, так же размещённой в Де-Кастри[10]. Каждый погреб представляет собой железобетонное сооружение котлованного типа, обсыпанное землей. Погреб делится капитальными стенами на два помещения, входы в которые прикрыты длинным прямым сквозником. Эти помещения одинаковы по длине, но разные по ширине: более узкое предназначено под снарядный погреб, более широкое под зарядный. Двери помещений двустворчатые, деревянные, обитые железом. В центре сквозника, в полу имеется водосборный колодец прикрытый решёткой. Потолок погреба укреплён двутавровыми балками, с вставками из котельного железа, что обеспечивает противооткольную защиту. Одна пара погребов (расположенная во второй линии) имеет отличие от первой пары: во внешней стороне сквозника сделана ниша. Защита погребов рассчитана лишь на противодействие крупным осколкам. Нужно отметить, что в последствии советские фортификаторы откажутся от возведения данного типа погребов в пользу более сложных по конфигурации погребов, однако примерно в 1944 году подобные погреба вернутся на новые батареи, в частности, такие погреба получат береговые батареи № 771 Сучанского сектора береговой обороны главной военно-морской базы тихоокеанского флота Владивосток и № 780 Владимиро-Ольгинской военно-морской базы тихоокеанского флота.

Смотреть продолжение статьи ==>

 

 

[*] Автор выражает свою благодарность за оказанное содействие и помощь в полевых исследованиях супружеской чете Светлане и Андрею Попугаевым, а также Владимиру Калинину за ряд советов и консультаций.

[†] Впервые статья «Береговая батарея № 932 Де-Кастринской военно-морской базы (по материалам полевого исследования)» была опубликована в журнале - Гуманитарные и социально-экономические науки, №3/2022.  С. 65-71. Повторно статья была издана в сборнике научных трудов - Основные тенденции государственного и общественного развития России: история и современность, №17/2024. С.

 

 

[1] Авилов Р.С. «Создать вторую оборонительную линию …». Организация фортификационной обороны подступов к Хабаровску в годы Русско-японской войны 1904-1905 гг. //Актуальные проблемы изучения истории стран АТР в XIX–XXI вв. (выпуск III) – Хабаровск: КГБНУК «ХКМ им. Н.И. Гродекова», 2019. C. 92-115.

[2] Калинин В.И., Воробьев С.А. Сталь и бетон против Микадо. Береговая  оборона и укрепленные районы сухопутной границы на Дальнем Востоке СССР. 1932-1945 гг. // Крепость Россия: Историко-фортификационный сборник. Выпуск 2. Владивосток:  Дальнаука, 2005. - С. 98.

[3] Киреев С. В. Береговая батарея № 50 Де-Кастринской военно-морской базы (по материалам полевого исследования) // Основные тенденции государственного и общественного развития России: история и современность: сб. науч. тр. / под ред. проф. Н.Т. Кудиновой. Вып. 5. Хабаровск, 2011. С. 28–42.

[4] Широкорад  А.Б. Энциклопедия отечественной артиллерии / Под. общ. ред. А.Е. Тараса. – Мн.: Харвест, 2000. - С. 366-370.

[5] Руководство службы при 120-мм пушке в 50 калибров (с чертежами). Издание артиллерийского управления УС РККА. М.: 1929.

[6] Широкорад  А.Б. Энциклопедия отечественной артиллерии / Под. общ. ред. А.Е. Тараса. – Мн.: Харвест, 2000. - С. 366-370.

[7] Сведения предоставлены автору статьи Ю.В. Ивановым

[8] Сведения предоставлены автору статьи C.Е. Виноградовым

[9] Широкорад  А.Б. Энциклопедия отечественной артиллерии / Под. общ. ред. А.Е. Тараса. – Мн.: Харвест, 2000. - С. 366-370.

[10] Киреев С. В. Береговая батарея № 50 Де-Кастринской военно-морской базы (по материалам полевого исследования) // Основные тенденции государственного и общественного развития России: история и современность: сб. науч. тр. / под ред. проф. Н.Т. Кудиновой. Вып. 5. Хабаровск, 2011. С. 28–42.

Поиск
Календарь
«  Июнь 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Цусимские форумы
  • Русский фортификационный сайт
  • Форум "Фортовед"
  • Отключить рекламу на сайте
  • Copyright Tideger © 2024 Яндекс.Метрика Бесплатный хостинг uCoz