Береговые батареи Дальнего Востока России
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

УДК 94(470):623.1/3

С.В. КИРЕЕВ

ПУШКА С ВАРЯГА: БЕРЕГОВАЯ БАТАРЕЯ № 910[1]

ВЛАДИМИРО-ОЛЬГИНСКОЙ ВОЕННО-МОРСКОЙ БАЗЫ ТИХООКЕАНСКОГО ФЛОТА

(ПО МАТЕРИАЛАМ ПОЛЕВОГО ИССЛЕДОВАНИЯ)[2].

 

Отношения Японии с Россией, а затем с СССР всегда были достаточно напряжённы, и береговые батареи, построенные по всей береговой черте от Хасана до Чукотки тому свидетельство. Главной военно-морской базой Тихоокеанского флота являлся Владивосток, однако его близость к границе делало неизбежной атаку на него, и в случае успешности её неизбежно вело к гибели ТОФ, примером тому служила судьба 1-й российской тихоокеанской эскадры в 1904 году. Кроме того на сцену в годы первой мировой войны вышел новый род войск – авиация, благодаря которой ядро Тихоокеанского флота СССР мог быть уничтожен в базе и без прямого захвата Владивостока. Данные угрозы заставили советское командование задуматься о создании еще одной военно-морской базы ТОФа, которой с декабря 1932 г. должна была стать Советская Гавань. Однако эти две военно-морские базы располагались на довольно значительном расстоянии друг от друга, часть пути пролегала по Татарскому проливу, восточный берег которого  на значительном протяжении принадлежал Японии (южный Сахалин), что делало переброску кораблей из Владивостока в Советскую Гавань и обратно дело рискованным, с учётом полного господства на море японского императорского флота.

Дабы свести риск к минимуму, было решено между обоими военно-морскими базами создать промежуточную манёвренную базу, для чего использовать заливы Ольги и Владимира[1], располагающиеся примерно в сорока километрах друг от друга. Для обеспечения безопасности стоянки кораблей и предотвращения высадки вражеского морского десанта, который высадившись в данных бухтах мог угрожать левому флангу Сучанского укреплённого района, данные бухты следовало защитить береговыми батареями. Строительство береговых батарей Владимиро-Ольгинского укреплённого района Морских Сил Дальнего Востока началось в 1934 году с возведения на входе в залив Ольга береговых батарей № 930, 920 и 910. Все вышеперечисленные батареи имели на вооружении по четыре 152-мм пушки Канэ[2].

Береговая батарея № 910 расположена примерно посередине полуострова Базюлек, на стороне обращенной к Японскому морю. Это позволяет ей контролировать подходы с севера в бухту Владимира. Батарея облегченного типа. По своему расположению позиция батареи открытая, то есть просматривается со стороны моря. Все объекты батареи расположены строго вдоль линии север-юг, на гребне вытянутой вдоль берега возвышенности, у подножия которой находится узкий пляж, высота огневой позиции колеблется от 25 м у первого орудийного дворика до 20 м над уровнем моря у четвёртого орудийного дворик (отсчёт идёт от Командного поста). Четыре орудийных дворика расположены вдоль линии на расстоянии 32 м друг от друга (между центрами двориков). Такое линейное расположение, со строго равными промежутками делала огневую позицию более уязвимой для воздействия противника, но в связи с тем, что батарея комплектовалась ещё дореволюционной системой управления огнём Гейслера, в которой нельзя было учесть не линейное расположение орудийных двориков, то с этим приходилось мириться. Таким образом, общая протяжённость огневой позиции составляет 96 м. Левее четвёртого орудийного дворика, в 130 м расположена силовая станция, впереди неё, на расстоянии 32 м располагается командный пост батареи. Между командным постом и четвёртым орудийным двориком (70 м от орудийного дворика), и чуть позади, расположен погреб боезапаса. Правее первого орудийного дворика (и чуть позади), на расстоянии 90 м расположен ещё один погреб боезапаса. На 15 м правее первого орудийного дворика (на 45 м в тыл батареи), находится газовое убежище личного состава. К батарее, практически перпендикулярно к её огневой позиции подходит грунтовая дорога, примерно в 100 м позади третьего орудийного дворика она раздваивается: одна дорога уходит налево и проходя перед левосторонним погребом боезапаса и силовой станцией выходит к командному посту, вторая дорога соответственно уходит направо, где огибая правосторонний погреб боезапаса со стороны моря вдоль берега уходит на мыс Базюлека. Таким образом, все объекты батареи были связаны в единое целое.

Орудийные дворики имеют типичную для начала 1930-х гг. подковообразную форму. Сначала возводилось цилиндрическое бетонное основание диаметром 7,34 м в центр которого закладывалось 24 анкерных болта, по кругу диаметром 1,475 м для крепления орудия. С трёх сторон вокруг орудийного основания возводился бетонный бруствер подковообразной формы диаметром 7,8 м. бруствер имел высоту: 0,75 м, толщину 0,4 м, что позволяло рассчитывать только на противоосколочную защиту. Так как 152-мм пушка Канэ была спроектирована ещё в конце XIX века, то принимающие данные для стрельбы приборы располагались не на пушке, а в специальной нише в левой части бруствера. Зазор между орудийным основанием и бруствером закрывался бетонной стяжкой. Перед бруствером, ниже верхней его кромки на 0,15м. был оборудован противопыльный тюфяк шириной 2,7 м., препятствовавший поднятию облаков дульными газами при выстреле, что улучшало её маскировку. На флангах дворика расположены два нише-погреба для расходного боекомплекта, размером: ширина 2,26 м., глубина 1,34 м., высота 1,03 м. Ниши имели двустворчатые железные дверцы. Нише-погреба имеют противооткольную одежду потолков из стальных двутавровых балок с вставками из котельного железа. К нише-погребам были оборудованы лестничные спуски шириной 1,78 м, с шириной ступеней 0,3 и высотой 0,16 м. Всего было четыре ступени с каждой стороны. Для защиты лестниц и площадок перед нише-погребами с тыльной стороны они были ограничены бруствером. Данный вид орудийного дворика можно считать типовым. Подобными орудийными двориками, часто со своими особенностями, обладали береговые батареи № 50[3], 931 Де-Кастринской военно-морской базы, № 908, 909 Советско-Гаванской военно-морской базы, № 27, 907 Шкотовского сектора Береговой обороны Главной военно-морской базы Тихоокеанского флота «Владивосток», № 912 Островного сектора Береговой обороны Главной военно-морской базы Тихоокеанского флота «Владивосток», № 920 и 930 Владимиро-Ольгинской военно-морской базы.

В исходном виде батарея имела на вооружении четыре 152-мм пушки системы Канэ. Она была принята на вооружение русского флота в 1891 году и мела следующие тактико-технические данные: длина ствола 45 калибров, затвор поршневой, заряжение раздельно-гильзовое. Углы вертикального наведения от -6 до + 20 градусов. Дальность стрельбы со станка системы Канэ фугасным снарядом образца 1915 г., весом 41,46 кг, при максимальном угле возвышения в 20 градусов достигала 14 450 м.

По воспоминаниям ветеранов Великой Отечественной войны, орудие обладало следующими достоинствами: простота в обслуживании, надежность; легкий допуск ко всем механизмам орудия, что значительно сокращало время при ремонте в батарейных условиях; отсутствие лейнера не являлось большой проблемой, поскольку ствол крепился к обойме просто; орудие, созданное в конце XIX в., имело конструктивный запас по дальнейшей модернизации; обладало прекрасной баллистикой; при достаточно небольшом калибре мощное фугасное действие снарядов, особенно образца 1915 и 1928 гг. Конечно, были у нее и недостатки, иногда, у пушек Канэ при выстрелах разрушались тарельчатые пружины Бельвиля накатников, и последующего наката орудия не происходило[4].

Один из стволов береговой батареи имел необычную судьбу: под №223, он был произведён в 1899 году Обуховским сталелитейным заводом и первым его местом службы стал бронепалубный крейсер "Варяг". Как известно, крейсер был в 1916 году выкуплен Россией у Японии и был направлен для ремонта в Англию. Во время ремонта его предполагалось перевооружить на 130-мм пушки Обуховского завода, поэтому прежняя артиллерия крейсера была оставлена в России.  В 1931 году ствол был перестволен и направлен во Владивосток из Кронштадта в 1934 году. На 01.11.36 года ствол находился на станке № 84 с расстрелом в 60%[5].

Погреба боезапаса были типовой конструкции (такие же погреба имели береговые батареи № 27, 907, 940[6] Шкотовского, № 900, 906 Сучанского, № 912 Островного секторов Береговой обороны Главной военно-морской базы Тихоокеанского флота «Владивосток», № 920, 930 Владимиро-Ольгинской военно-морской базы). Погреба представляли собой бутобетонную постройку четырёх-отсечного типа, с двумя входами прикрытыми коленчатыми тупиками. Два смежных отсека с левой стороны размером 3,5 м. на 7,4 м. и выстой 1,9 м. предназначались для хранения гильз. С правой стороны погреба такие же смежные помещения, но увеличенного объёма (3,5 м. на 6,4 м. и высотой 1,9 м.) предназначались для хранения снарядов. Соответственно с каждой стороны погреба располагался вход, прикрытый бронированной дверью. Потолок погреба толщиной 0,35 м имеет противооткольную одежду в виде двутавровых балок с вставками из полос котельного железа.

Командный пост батареи представляет собой заглублённую в землю казематированную бутобетонную постройку, состоящую из входа прикрытого коленчатым тупиком прикрывающего входную дверь от осколков, ведущий в тамбур, из тамбура можно было попасть в подрубочное отделение, из которого по оборудованной железной лестнице непосредственно в рубку, оснащённой приборами позволяющие передавать данные для стрельбы с последующим их введением в систему управления огнём. Рубка была оборудована пятью смотровыми щелями позволявшие осуществлять круговой обзор, однако три щели ориентированы на восток, северо-восток, следовательно, именно оттуда ожидали подхода вражеских кораблей. Направо из тупика дверь вела в самое большое помещение командного поста на стенах которого сохранились крепежи крепления приборов артиллерийской стрельбы системы Гейслера, получавшей данные из рубки. Затем выработанные для стрельбы данные передавались по кабелям непосредственно на орудийные дворики имевшие с левой стороны бруствера ниши для принимающих приборов. Налево из тамбура дверь вела во вспомогательные помещения: самое дальнее предназначалось для двигателя внутреннего сгорания приводившего в движение генератор выработки электроэнергии, второе служило электрощитовой. Электроэнергия, прежде всего, шла на питание системы управления огнём и на освещение помещений поста. Потолок командного поста имеет противооткольную одежду в виде двутавровых балок с вставками из полос котельного железа. В целом нужно отметить явное стремление строителей к экономии строительного материала за счёт площади командного поста, он не получил помещение для фильтровентиляционной установки на случай газовой атаки, казармы для размещения личного состава, радиопоста, санузла. Командный пост также был типовой конструкции (такие же командные посты имели береговые батареи № 27, 28, 907 Шкотовского, № 912 Островного секторов Береговой обороны Главной военно-морской базы Тихоокеанского флота «Владивосток», № 920, 930 Владимиро-Ольгинской военно-морской базы, № 908 Советско-Гаванской военно-морской базы).

Батарея комплектовалась 6-метровым дальномером фирмы Галилео[7]. Для размещения дальномера на батареях подобного типа, вырывали простой окоп, который до нашего времени не сохранился.

Силовая станция представляет собой простой четырёхугольник, выполненный из бутобетона, размером 7,16 м. на 3,32 м. Разделённый капитальной стеной толщиной 0,5 м. на два помещения: правое помещение размером 3,32 м. на 3,55 м служило для размещения двух силовых агрегатов вырабатывавших электроэнергию, для них на полу были сделаны специальные основания. Правое помещение лёгкими переборками было поделено на три вспомогательных помещения. В капитальной переборке между помещениями был сделан проход. Вход в силовую осуществлялся через левое помещение прикрытый тупиком с газовой щелью. Потолок имеет противооткольную одежду, состоящую из швеллеров со вставками из котельного железа. Можно сказать, что силовая выполнена по типовому проекту, так как подобную силовую имела береговая батарея № 920 Владимиро-Ольгинской военно-морской базы, а так же береговая батарея № 930 этой же базы, правда выполнена она была в уменьшенном варианте. Нужно отметить, что данные три батареи вооружённые 152-мм пушками Канэ, постройки начала 1930-х годов были единственными на Дальнем Востоке получившими отдельные казематированные силовые станции.

По опыту Первой мировой войны большое значение военными придавалось противохимической защите. Защита выполнялась как за счёт индивидуальных средств химической защиты (общевойсковой защитный комплект, противогазы), так и за счёт строительства коллективных убежищ. Береговая батарея получила капитальное газовое убежище типового проекта. Убежище представляет собой бутобетонную постройку, имеющую коленчатый сквозник, тамбур, центральный коридор, два больших кубрика личного состава и пять служебных помещений (душевая, гальюн, склад припасов и др.). Потолок имеет противооткольную одежду в виде двутавровых балок с вставками из полос котельного железа. Подобные убежища входили в состав береговых батарей № 907, 940[8] Шкотовского, № 912 Островного секторов Береговой обороны Главной военно-морской базы Тихоокеанского флота Владивосток и № 930 Владимиро-Ольгинской военно-морской базы.

Во время Советско-японской войны 1945 г. батарея № 910 входила в состав 53-й Отдельного артиллерийского дивизиона береговой обороны Владимиро-Ольгинской военно-морской базы[9]. Открыть огонь по противнику ей не пришлось, так как вместо отражения японского вторжения советские вооруженные силы сами перешли в решительное наступление. После советско-японской войны, ввиду начала «холодной» войны, батарея продолжила свою службу: место потенциального противника в лице японского императорского флота занял United States Navy. Во время постоянных кризисов холодной войны военные корабли ВМС США часто показывались ввиду наших берегов (гражданская война в Китае, Корейская война, Венгерский кризис и т.д.), что вынуждало держать боеготовность на высоком уровне. В послевоенное время батарея прошла перевооружение: пушки Канэ были заменены на четыре 130-мм установки Б-13.

Пушка Б-13, была принята на вооружение флота в 1935 г., как главный калибр эскадренных миноносцев и лидеров, но впоследствии она широко применялась на кораблях других классов и береговых батареях. Орудие имело щит из противопульной брони толщиной 13 мм, длина ствола составила 50 калибров, вес 12,8 т, угол вертикального наведения от -5 до +45 градусов. Боекомплект пушки состоял из осколочно-фугасных, полубронебойных снарядов и дистанционных гранат. Все они имели одинаковый вес в 33,5 кг и выпускались из ствола с начальной скоростью 879 м/с, на максимальную дальность 25,731 км (предельное значение из таблицы стрельбы). Боезапас раздельный: снаряд и пороховой заряд в картузе. Затвор поршневой, с пластическим обтюратором. Заряжение осуществлялось вручную, досылка – пневматическим досылателем (впоследствии пневматический досылатель был заменен пружинным) или ручным прибойником[10]. Скорострельность колебалась в пределах 6–10 выстрелов в минуту, в зависимости от угла возвышения. Расчет орудия составлял 10 человек: командир орудия, замочный, вертикальный наводчик, горизонтальный наводчик, установщик прицела, установщик целика, 1-й снарядный, 2-й снарядный, 1-й патронный, 2-й патронный.

Береговая артиллерия калибром 130-мм предназначалась для борьбы с лёгкими крейсерами, уничтожения эскадренных миноносцев, сторожевых кораблей, минных заградителей, тральщиков, транспортов, десантных и вспомогательных кораблей. Считалось, что одна береговая батарея 130-мм калибра может самостоятельно вести бой с 2–3 кораблями класса эскадренный миноносец, тральщик, сторожевой корабль[11].

Новые пушки были установлены через переходник на старые крепления. Для подводки кабеля управления артиллерийским огнём (к приборам расположенном непосредственно на орудии он подводился через центральный штырь установки), в основании под орудием был пробит кабель-канал. Так как ось канала орудия Б-13 выше чем у 152-мм пушки Канэ, была увеличена высота бруствера орудийного дворика до 1,15 м., над снарядными нишами толщина покрытия так же была увеличена, что привело к подъёму бруствера в задней части до 1,45 м., а перед бруствером был положен противопыльный тюфяк. Внутри командного поста, два правых помещения были объединены в одно, что свидетельствует либо о смене системы управления огнём с Гейслера на ПУС «Москва», либо на глубокую модернизацию первой.

В связи с быстрым совершенствованием новых военных технологий (появление ядерного, ракетного и управляемого оружия) стационарные береговые батареи стали утрачивать своё значение, и в  1960 году батарея была разоружена[12].

Трудно сказать, удалось ли бы в случае атаки японскими вооружёнными силами военно-морской базы Владивосток увести костяк Тихоокеанского флота из главной базы в Советскую гавань, но несомненно, наличие на этом пути промежуточной базы, прикрытой береговой артиллерией значительно повышало эти шансы.

 

[1] Впервые статья «Береговая батарея № 910 Владимиро-Ольгинской военно-морской базы

Тихоокеанского флота (по материалам полевого исследования)» была опубликована в журнале - Гуманитарные и социально-экономические науки, №1/2021.  С. 88-92. Повторно статья была издана в сборнике научных трудов - Основные тенденции государственного и общественного развития России: история и современность, №14/2021. С.

[2] Автор выражает свою признательность за помощь в полевых исследованиях Ю.В. Иванову, Ф.А. Чупенкову, а также В.И. Калинину за редактуру данной статьи.

 

[1] Калинин В.И., Воробьев С.А. Сталь и бетон против Микадо. Береговая  оборона и укрепленные районы сухопутной границы на Дальнем Востоке СССР. 1932-1945 гг. // Крепость Россия: Историко-фортификационный сборник. Выпуск 2. Владивосток:  Дальнаука, 2005. С. 98.

[2] Королёв Ю.В., Калинин В.И. Владимиро-Ольгинский укреплённый район // Записки Общества изучения Амурского края. Т. XXXV. Владивосток, 2001. С. 65–73.

[3] Киреев С. В. Береговая батарея № 50 Де-Кастринской военно-морской базы (по материалам полевого исследования) // Основные тенденции государственного и общественного развития России: история и современность: сб. науч. тр. / под ред. проф. Н.Т. Кудиновой. Вып. 5. Хабаровск, 2011. С. 28–42.

[4] Ткаченко В. Ф. 6-дм орудие Канэ в береговой обороне России // Цитадель. Сборник статей по истории фортификации и военно-морского флота. № 14. СПб., 2008. С. 84–85, 92.

[5]http://fortoved.ru/forum/index.php?t=msg&th=226&goto=57453&rid=0&S=edcd5710980d4a5c7bececdec1d9c680#msg_57453. Дата обращения 12.12.2020

[6] Киреев С. В. Королевство зазеркалья: Береговая батарея № 940 Шкотовского сектора береговой обороны главной военно-морской базы тихоокеанского флота Владивосток

(по материалам полевого исследования)// Основные тенденции государственного и общественного развития России: история и современность: сб. науч. тр. / под ред. проф. Н.Т. Кудиновой. Вып. 12. Хабаровск, 2018. С. 65–91.

[7] Сведения предоставлены Ю. В. Ивановым.

[8] Киреев С. В. Королевство зазеркалья: Береговая батарея № 940 Шкотовского сектора береговой обороны главной военно-морской базы тихоокеанского флота Владивосток (по материалам полевого исследования) // Основные тенденции государственного и общественного развития России: история и современность: сб. науч. тр. / под ред. проф. Н.Т. Кудиновой. Вып. 12. Хабаровск, 2018. С. 65–91.

[9] Калинин В.И., Воробьев С.А. Сталь и бетон против Микадо. Береговая  оборона и укрепленные районы сухопутной границы на Дальнем Востоке СССР. 1932-1945 гг. // Крепость Россия: Историко-фортификационный сборник. Выпуск 2. Владивосток: Дальнаука, 2005. С. 156.

[10] Описание 130-мм палубной артиллерийской установки Б-13-2с с альбомом рисунков. М., 1946.

[11] Боевой устав береговой артиллерии военно-морского флота.  М., 1955. С. 5.

[12] Широкорад А.Б. Дальневосточный финал. М., 2005. С. 154.

Смотреть чертежи ==>

Смотреть фотографии ==>

Поиск
Календарь
«  Октябрь 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Друзья сайта
  • Цусимские форумы
  • Русский фортификационный сайт
  • Форум "Фортовед"
  • Отключить рекламу на сайте
  • Copyright Tideger © 2022 Яндекс.Метрика Бесплатный хостинг uCoz